LbwdbuVpC7g7 марта в Театре музыки, драмы и комедии состоялась премьера мюзикла «Летучая мышь». Режиссер Елена Кузина, до этого поставившая для новоуральской сцены знаменитого «Труффальдино» в стилистике комедии дель-арте, зарекомендовала себя как профессионал в жанре гротеска, и нынешняя постановка выполнена в том же узнаваемом стиле гипертрофированного юмора.

Постановка получилась очень неоднозначной. Задача, стоявшая перед режиссером – «вытряхнуть из оперетты пыль» - выполнена на все сто, и оперетта трансформировалась в прекрасный современный мюзикл. От классической версии остался разве что сюжет, в остальном сюрреалистичная эклектика готики и джаза: интерьеры из фильма «Великий Гэтсби», костюмы, словно сошедшие с полотен Густава Климта, странная рванная пластика актеров, всегда чуть «слишком», переигранная и неоднозначная, но притягательная и манящая, словно вязкий вкус хурмы. Вампирский бал в доме князя Орловского, где хозяин – инфернальное существо, андрогинный демон, пресыщенный и чуть скучающий, затеявший игру, в которой пешками станут супруги Айзенштейн.

Очень удачно на свои роли подобраны артисты – характерных Айзенштейна и Розалинду сыграли Александр Кандалинцев и Ирина Сумская, брючная роль графа Орловского досталась Юлии Черепановой – артистке, прекрасно работающей в джазовой манере исполнения, в которой звучит весь второй акт мюзикла.

Неизменной музыка Штрауса осталась в первом акте и завершении постанови, когда под звуки собственной музыки на сцену поднялся «автор» произведения –полностью покрытый золотом, как знаменитый памятник композитору в Вене, на сцену вышел главный дирижер театра Вячеслав Петушков. Появление маэстро зрители встретили восторженными криками «браво».

Аллегоричные декорации и костюмы – результат работы художников – Ивана Мальгина (декорации) и Алины Яковлевой (костюмы). Винтовые лестницы, золотая геометрия узоров в витражах окон, на ширмах и стенах гигансткой гардеробной, в которую превращен дом Айзенштейнов – намек на стилистику фильма «Великий Гэтсби», а в костюмах явно прослеживаются работы золотого периода Густава Климта. В масках, декорирующих бал демонического Орловского (о, эти непередаваемые головные уборы!), проглядывает «Крик» Эдварда Мунка, словно подчеркивая одиночество каждого пришедшего на бал. Одиночество, спрятанное под наигранным весельем и распутством венской аристократии.

В целом мюзикл получился очень неоднозначным. И отзывы зрителей резко разделились на тех, кто принял сразу и всей душой, и тех, кто не смог отказаться от своих ожиданий классической оперетты. Но работа Елены Кузиной безусловно заслуживает внимания, даже повторного просмотра: угадать все символы, посылы и мысли с первого раза совсем не просто.